Неаполитанская диадема. Амальфитана

admin 19.09.2017 Комментариев нет

Неаполитанская диадема. Амальфитана

В результате наших триключений в Салерно, до Амальфи мы добрались уже к вечеру. Но уже сама дорога от Салерно на автобусе заставила все неприятности забыть. За окном мелькали чудесные игрушечные городки, каждый в своей крошечной бухточке, с разноцветными домиками и неизменным мозаичным куполом церкви. Очень хотелось выпрыгнуть из автобуса при виде каждого из них. И то, что на дороге образовалась пробка, вовсе не раздражало, а наоборот, давало возможность остановить мгновенье.

Вот лихой итальянец на Веспе подсекает мотоциклиста, и исчезает за поворотом. Надо было видеть лицо мотоциклиста! А, немецкие номера, — бедняга, ты такого не видел!

А вот ресторанчик у дороги. Кому-то принесли пиццу. Счастливцы втягивают ароматный воздух и лица их наполняются наслаждением…

А наш автобус трогается. Вот пролетают мимо Майори, Минори, Атрани. Не успели оглянуться, и мы вышли в сказку. Амальфи. Живой и настоящий!

Крошечный но гордый Амальфи

Суета, море, солнце, лимоны, лимоны… Так не пойдёт — сначала надо найти наш отель, избавиться от оставшегося багажа, и тогда уж, с чувством, с толком…

У меня записан адрес и название отеля. Чего проще — подходим к таксистам, показываем запись и они мчат нас к отелю.

На деле же все оказалось иначе. То есть, первая часть плана сложностей не вызвала. Но таксист почему-то не захотел нас везти. Мол, пешком прямо и направо. Попытку мы предприняли, но «направо» оказалась лестница. Точнее, лабиринт из оных. По пути попадались улыбчивых бабушки, но в переговоры вступать отказывались. Наконец, встретился молодой человек, по-английски говорящий, и даже указавший нам направление движения. Муж почувствовал, видимо, неладное, и предложил мне налегке на разведку отправиться. Я отправилась, с замиранием сердца вскидывать наизготовку камеру на каждом шагу. Я точно помнила, что отель наш находится где-то наверху, и выходит на оживленную улицу. Вот такую оживленную улицу я и ожидала за каждым поворотом увидеть. Но видела только новые повороты или тупики. Наконец, дойдя до кладбища где-то на вершине, я поняла, что оживленной дороги не будет, и, пока не поздно, надо возвращаться на исходную позицию. Изрядно набегавшись по ступенькам, мы спустились вниз.

План Б предполагал найти Туристическое бюро и там спросить дорогу. Так и сделали. И снова первая часть плана не вызвала сложностей. Нам даже написали название бара, за которым надо повернуть направо. Бар нашли. Повернули. Лестницы. Спустились.

План Ц. Пишем на бумажке адрес, идем к таксистам, там уже наверняка другие, и пусть везут нас, куда хотят)) Ну дальше Вы догадываетесь. Первая часть плана…

Меня посетил истерический хохот. Муж пошёл спрашивать у официанта. Не буду больше вдаваться в подробности. Официант позвонил, и через 10 минут за нами пришли и… повели по тем же лестницам. Словом, сами мы бы никогда в жизни не нашли. Оказалось, где-то во дворах, квартира, апартаменты. Относится к отелю, но в другом месте, и никаких опознавательных знаков. Ну, хорошо то, что хорошо кончается. Очень милая квартирка, даже с маленькой кухонкой.

А мы наконец смогли спокойно спуститься и познакомиться с городом. Город и правда милый.

По поводу основания Амальфи романтичные итальянцы рассказывают легенду о любимой Геракла, по сути своей нимфе, трагически погибшей и похороненной им на прекраснейшем берегу. С тех пор город носит прекрасное имя нимфы.

Менее романтичная версия гласит, что римляне из города Мелфис, потерпели кораблекрушение и основали здесь А-мелфи. Позднее Амальфи стал частью Византийской империи, имея особую автономии, благодаря торговым и дипломатическим талантам местного купечества.

С 9 по 12 век Амальфи и прилегающие поселения, от Позитано до Салерно, включая остров Капри и острова Галли, имел статус независимой морской республики, которая вела торговлю со своими соседями и арабскими странами. В местном порту зерно, рабов и соль из Сардинии, а также древесину меняли на золотые динары, отчеканенные в Египте и Сирии.

В порту сохранялись для продажи большие запасы зерна. Купцы здесь приобретали византийский шелк, который затем перепродавали на Западе. Приплывали в порт суда из многих исламских городов, благодаря чему торговцы из Амальфи уже в 9 веке располагали серьезными запасами золотых монет и могли себе позволить приобретать земельные угодья и даже целые колонии.

В период процветания торговли на Средиземноморье Амальфи соперничал с такими итальянскими городами, как Пиза и Генуя. На рубеже тысячелетия в городе проживало 80 тысяч человек.

В Амальфи процветали науки, имелась правовая школа и школа математики. Именно здесь был издан первый свод морского права. А изобретение компаса в 14 веке приписывают жителю Амальфи Флавио Джойя.

Как известно, на любого сильного найдется еще сильнее, и с 12 века Амальфи теряет свою независимость. Сначала сосед из Соренто, Роберт Гвискар, затем нападение пизанцев, а в завершении — землятресение с цунами унесло под воду и порт, и остатки могущества морской республики Амальфи.

Конечно, первое, что видит любой гость города — это Кафедральный собор.

С 6 века в Амальфи располагается епископство. Соответственно, и кафедральный собор построен в 596 году!

С тех пор собор многократно достраивался, и то, что мы видим сегодня на главной площади города — более поздняя постройка, но тоже — 12 век, эпоха расцвета Амальфи.

Именно в это время уроженец Амальфитанского герцогства, Герхард де Саксо (Джерардо Сассо) устраивает первый госпиталь для паломников на Святой Земле. Он становится основателем ордена госпитальеров (Мальтийского) и его первым Великим Магистром, причисленным Католической церковью к лику блаженных.

В Базилике сохранились древние фрески византийском стиля. (к сожалению, мне не удалось туда попасть). На одной из фресок изображен Герард, вооруженный мечом, хотя право на ношение оружия, первоначально для охраны паломников в Палестине, получили от Римского престола лишь его преемники.

До сих пор рыцари Мальтийского ордена часто проводят свои церемонии в Амальфитанском краю, в том числе принятие в орден новых кавалеров. Символично, что госпитальеры усвоили герб Амальфи, восьмиконечный крест, впоследствии прозванный мальтийским.

А сам собор носит имя покровителя города, Святого Андрея Первозванного. Здесь, в крипте, покоятся его мощи.

Согласно церковным летописям, святые мощи перенесены были сначала из Патраса в Царьград императором Константием в 336 году и поставлены там в соборном храме Святых Апостолов. Когда же в 1204 году крестоносцы овладели Царьградом, то Петр, благородной фамилии Капуанской, Пьетро Капуано, родом из Амальфи, будучи легатом папским при стане крестоносцев, испросил у папы Иннокентия III позволение перенести мощи Первозванного в свое отечество, и это совершилось в 1208 году, 8 мая.

В капелле реликвий в течение многих веков собрана внушительная коллекция реликвий: это частицы мощей праведной Марии Магдалины, преподобного Макария Египетского, мучеников Георгия Победоносца, Екатерины, Агапия, Порфирия, Агафии, Варвары, Вита, Романа, святителей Василия Великого, Иоанна Златоуста, Григория Богослова.

Бронзовые двери собора отлиты в Константинополе в 1060 г. по заказу амальфитанца Панталеоне — это был первый монументальный портал, привезенный из Византии в Италию.

В центральных панно — четыре образа: Спаситель и Божья Матерь, с надписями на греческом, и апостолы Петр и Андрей, с надписями на латинском. Византийских же мастеров приглашали для выполнения мозаикой по мрамору, на полу и амвонах. Позже этот стиль назвали Космати, по имени мастера Космы.

Налюбовавшись собором, мы отправились ужинать, и на сегодня впечатлений было достаточно.

А поутру продолжили знакомство с Амальфи.

На площади перед собором, что логично, расположен фонтан, посвященный Андрею Первозданном. Мы его не сразу рассмотрели.

А приглядевшись, обнаружили очень своеобразные детали.

Россияне охотно посещали Амальфи.

После реформы Александра II многие российские подданные с энтузиазмом принялись «открывать для себя Европу». После выхода книги сотрудника Священного Синода Муравьева о паломничестве в Амальфи, потянулся поток российских паломников. В Италию направлялись художники-пансионеры, поэты, писатели, дипломаты. Труднодоступная, но потрясающая своей природной и архитектурной гармонией бухта Амальфи стала одним из любимейших мест путешественников из России.

Академия художеств премировала медалистов проживанием в пансионеров при монастырях Амальфи. Сегодня в монастырях располагаются респектабельные пятизвездочные отели. Капуцинский монастырь в свое время давал приют знаменитым русских художникам — Сильвестру Щедрину и Ивану Айвазовскому, долгое время живших и творивших в Амальфи на правах пансионеров российской академии художеств. В отеле — монастыре в разное время жили Бунин и Набоков. Набоков не очень любил этот отель, поскольку крутая лестница над бухтой не подходила для ловли бабочек, которой увлекался писатель.

Щедрин, Айвазовский, Вещилов оставили нам бессмертные работы с видами Амальфи.

А мы решили поближе познакомиться с природой Амальфи и отправились в 10 км. поход по легендарному «Пути Богов».

Путь этот исторически приложили крестьяне, выращивающие на этой высоте виноград и каштановые деревья.

Вдали впервые появился Позитано

Боги явно стремились попасть в жемчужину Амальфитанского побережья — Позитано. Так и нам ничего другого не оставалось, как последовать за ними.)

Позитано городок не только красивый, но и очень древний, ведь о нем упоминал еще Гомер в своей поэме «Одиссея» как о порте, в котором останавливался главный герой на пути в Трою. В документах, оставленных греческим географом Страбоном и датируемых I  в. до н. э., сохранилось описание расположенных в трех милях от Позитано островах архипелага Ли Галли (Li Galli): Галло Лунго (Gallo Lungo), Ротонда (Rotonda) и Кастеллетто (Castelletto). Считалось, что здесь обитают Сирены, наполовину женщины, наполовину птицы, заманивавшие мореплавателей своим пением на скалы. Когда Одиссей обманул коварные Сирен, залив своим товарищам уши воском, Сирены, как одна, бросились в пучину морскую, при этом окаменев и превратившись в эти три скалистый острова.

Не удержались от возгласа восторга и мы.

И знаменитая бухточка

В I в. Позитано превратился в одно из любимых мест отдыха патрициев, построивших свои виллы на краю скалы, у подножия которой бились волны. Период расцвета города наступил в эпоху раннего Средневековья. В ту пору Позитано входил в состав морской республики Амальфи. Город строил корабли и вел активную торговлю.

Впоследствии Позитано, оказавшийся под властью арагонцев, пережил немало трудностей. Очередной период его расцвета наступил в XVIII в., когда город стал частью Неаполитанского королевства. Именно тогда на побережье выросли новые виллы и дворцы.

Отели. Дорого.

После окончания Первой мировой войны уютный и удивительно красивый Позитано превратился в излюбленное место людей творчества с лёгкой руки Джона Стейнбека, описавшего тихую рыбацкую деревушку в своём очерке. С тех пор кое-что изменилось))

В этом чудесном городе импресарио Сергей Дягилев, хореограф Вацлав Нижинский и композитор Игорь Стравинский обсуждали постановку балета «Весна священная», премьера которого состоялась в 1913 г. в Париже. Через несколько лет после этого владельцем архипелага Ли Галли стал хореограф Леонид Мясин, организовавший фестиваль балета в Позитано, первым лауреатом которого стал Рудольф Нуриев.

В настоящее время маленький городок, население которого немногим превышает 3000 человек, является одним из самых знаменитых и престижных курортов Италии.

А у нас ещё оставалось время, и мы решили посетить Равелло.

Равелло стоит особняком в ряду амальфитанских городков. И в прямом, он расположен на горном плато на высоте около 400 метров, и в переносном смысле. Считается, что название раньше звучало как Ribello, что означает повстанец, мятежник. А суть дела в том, что разбогатевший на производстве шерсти, да еще и получивший епископство с 10 века, от Амальфи возлежат отсоединиться. Здесь кроме того, осели множество богатых и влиятельных семей. Так что, маленький Равелло издавна считался гнездом аристократии.

Но времена расцвета минули, и кто знает, может и по сей день разрушались бы остатки вилл, если бы не случай. Шотландский промышленник сэр Фрэнсис Райд не попадает сюда в 1855 году. Сэр Райд пребывал в депрессии после смерти своей жены. И здесь, в Равелло, в окружении изумительных пейзажей, он находит утешение.

Райд покупает виллу Руфоло, принадлежал когда-то влиятельному вельможе и пришедшей к тому времени в совершенный упадок. Новый хозяин энергично восстанавливает виллу и сад на свой вкус.

Главная терраса

А затем сюда потянулись гости, все в восхищении, покупают другие виллы, и готово. Новый старый Равелло заискрился всеми гранями. Сегодня здесь очень дорогие отели, а парки и сады можно посетить за скромную плату))

Дорога к Равелло — не для слабонервных. Мы еще попали в час пик, пробка. Но как автомобиль разъезжпется с автобусов, вжимаясь в скалу, а на другой стороне — по грани пропасти — лучше не видеть.

Зато какие виды открываются сразу с автобусной остановки! На противоположной стороне ущелья примостилась Скала, Родина первого Великого Магистра Мальтийского ордена.

А мы углубились в городок. Очень уютные улочки.

Керамика и кошки

А вот и кафедральный собор. Снаружи и не скажешь, а внутри такое богатство.

 Знаменитый амвон, стоящий на 4 льдах, был заказан византийским мастерам тем самым Никола Руфоло, чью виллу купил Райд.

А изображение чуда Иова на противоположной стороне стало визитной карточкой Равелло. Бронзовые двери заказаны в Константинополе, ещё шикарные, чем в Амальфи.

Нагулявшись в Равелло, мы вернулись в Амальфи и немного прошлись по вечернему городу.

А утром через Портовые ворота мы покинули благословенный амальфитанский край.

Фотоальбомы к рассказу

Категории : Туризм